• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: История (список заголовков)
16:14 

когда глаза боятся или еще раз о гиперкритицизме)

House Katsap - We do not jump.
К последнему посту Виталия Пенского о вопросах логистики и численности московской рати на Куликовом поле, вызвавшему столь активное обсуждение.

Честно говоря, я так и не понял связи между подсчетом того, сколько тысяч тонн фуража и провианта тащили на себе дружинники Дмитрия Ивановича пока еще не Донского, и дискуссией о месте, где, собственно, и должна была произойти означенная битва. Ну хорошо, насчитывала рать Дмитрия не десятки тысяч, как утверждает Азбелев, а тысяч семь или даже меньше, как полагает Пенской. И что? Почему эта меньшая рать не могла поместиться на левом берегу Непрядвы в «северо-восточной оконечности степей, которая широким языком вклинивается вглубь широколиственных лесов Среднерусской возвышенности по водоразделу верхнего течения Дона и Оки», где ищет место сражения Азбелев? Это как раз «развернувшуюся на протяжении десяти верст» армию Азбелева проблематично втиснуть в пересеченную и густо поросшую лесом местность на правом берегу Непрядвы, где локализуют место битвы Двуреченский и Гоняный. Но не наоборот.

А вот что действительно привлекло мое внимание, так это следующая фраза: «А если мы пересчитаем эти нормы на рать в 40-50 тыс. «ртов» и уж подавно – на 100-150 тыс.? Нет, страшно подумать, лучше этого не делать». Выделение, естественно, мое. И вот тут-то, как мне кажется, собака и порылась) А вовсе не в географии.

Давайте будем честны. Отечественные историки, в отличие от зарубежных их коллег, делают еще только самые первые свои шаги в изучении логистики войн прошлого. И, как и любой неофит, впервые сталкивающийся с прежде незнакомым ему родом деятельности (глаза разбегаются, не знаешь, за что первым хвататься), они поначалу банально пугаются открывающихся перед ними масштабов. Сотни тонн провизии, съедаемые и выпиваемые в день. Уходящие за горизонт вереницы людей и телег. Табуны лошадей, от копыт которых содрогается земля... Все это так непривычно и пугающе для человека, привыкшего управляться самое большее с аудиторией в 30-40 душ студентов. Да и то на протяжении не более одного академического часа. Так что, нет ничего удивительного в том, что историкам порою хочется все максимально упростить, минимизировать. Просто чтоб цифры были не такие страшные.

Ну не привык еще современный наш кабинетный историк оперировать десятками, сотнями, тысячами тонн да еще и расходуемыми в день. Не за год или хотя бы месяц, а в день! Хотя посади на его место какого-нибудь профессионального снабженца, да хоть завхоза того же института, где работает этот историк, думается мне, его реакция на подобные цифры была бы куда как менее острой. Современный российский историк уже отвык от 300-тысячных орд Батыя и 150-тысячной армии Дмитрий Донского, бывших общепринятой нормой в годы его юности, но все еще не может свыкнуться с мыслью о том, что даже 7-10 тысяч человек все равно (вот хоть ты тресни!) потребляют в день огромное количество еды и воды. Исчисляемое ну никак не килограммами и литрами. А ведь у них есть еще и лошади, которые съедают и выпивают больше человека. А лошадей в рати скорее всего минимум вдвое больше, чем людей... И ему хочется еще больше резать, резать и резать, минимизировать и минимизировать количество воинов! Покуда расчетное количество фуража и провианта на эту рать... ну хотя бы не будет вызывать шевеление волос от ужаса на голове у человека, привыкшего в обыденной своей жизни считать граммами и килограммами, а не фурами и контейнерами.

Но в самом ли деле мы имеем право пытаться высчитывать численность ратей XIV века, исходя из представлений человека XXI столетия, которого, видите ли, пугают цифры в 2,4 тысячи тонн фуража на 7 тысяч человек с лошадьми на две недели? А как же тогда быть с армиями XVII века, времен Михаила Федоровича и Тишайшего, исчислявшимися (и это уже совершенно точно, а не гадание на кофейной гуще как в случае с эпохой Донского) десятками тысяч человек? Что принципиально изменилось на Руси за неполных три столетия, что армии вдруг выросли с 4-5 тысяч, предлагаемых Пенским для Куликова поля, до 30-50 тысяч времен Смоленской и Тринадцатилетней войн? Да, выросло население. Выросла производительность экономики. Но не в десять же раз! А как быть с армиями восемнадцатого столетия? Начала девятнадцатого? Уже частенько переваливавшими за сотни тысяч человек, при том что основным транспортным средством для доставки фуража и провизии все еще оставались гужевые повозки (которые, как мы помним, и сами тоже есть хотят), а дороги не сильно отличались от современных проселков с разбитой колеей? И не было еще ни заводов по производству консервов, ни железных дорог с чадящими небо локомотивами, ни юрких "полуторок", ни идущих наперекор ветрам и течениям пароходов... А армии в сотни тысяч душ, меж тем, как-то функционировали. При том, что потребности их в расчете на одного человека штатного расписания, пожалуй, даже выросли. Одна только артиллерия сколько всего "съедала"!

Возможно, все-таки стоит отталкиваться не от того, пугают или нет нас объемы фуража, необходимые для предполагаемой армии древности, а от того, был ли в состоянии тот или иной регион в данный исторический период в силу численности и структуры (что немаловажно!) своего населения выставить энное количество ратников? Ну и подождем, покуда подтянутся следующие поколения специалистов, уже не "железячников", а "хозяйственников", которые высчитают не нормы потребления витязя времен Дмитрия Донского, а производительность крестьянского двора, селища, города, княжества и, соответственно, определят, была ли экономика того времени в состоянии обеспечить потребности этой армии? Или нет? А может быть даже и с избытком? И тогда мы вправе предположить...


@темы: история, заметки на полях, вар-хистори, бурчательное

18:55 

и кое-что о мобилизационных возможностях кочевников

House Katsap - We do not jump.
«Существует априорное представление о взаимозаменяемости боевого оружия и ряда "средств производства"... Но на деле охотничьи рогатины принципиально отличаются от боевых рогатин (тоже можно сказать о многих видах охотничьих копий). Принципиально разные боевые и хозяйственные топоры (за исключение ряда универсальных разновидностей). Отличаются от боевых и специальные охотничьи наконечники стрел, а главное - для боевого похода стрел нужно несравненно больше, чем для охоты (даже облавной). Сложный лук - оружие недешевое, и далеко не каждый мужчина в "охотничьем обществе" имел свой лук. Можно, например, вспомнить описание чукотских войн, когда при действии в районе стойбища большинство чукотских мужчин бились только арканами.

И у степняков лук был далеко не у каждого (да и своего коня могло не быть - тем более 2-3 коней, подходящих для дальнего похода). При поголовном вооружении большинство имело только самодельные копья. Отсюда неоднократные свидетельства о татарах в 16 в., вооруженные "палкой с костью". В 1771 г. калмыцкий владелец Яндык постановил, что бы у каждой кибитки был был "дротик", а на 10 человек было по 2 ружья и 3 саадака (и это постановление, а не реальное состояние). О калмыках 18 в. нужно заметить, что они в походах получали содержание из государевой казны (тоже о крымских татарах и ногайцах - верхушка получала жалованье и кормления от султана, а во время походов по требованию султана шли дополнительные выплаты и обеспечение).

Одно дело, это угон скота и прочие неглубокие "разбои" - там все проще. Но вот выставить войско в полноценный поход, снабдив всадников необходимым вооружением, боеприпасами, снаряжением, конями и пр. И тут приходится сильно сомневаться в поголовном ополчении, хотя по отношению к кочевникам это утверждается априори, и даже вычисляют число кочевников по сообщениям нарратива о числе воинов, которые они могут якобы выставить.

Мне даже не приходилось слышать о системном исследовании по мобилизационным нормам у кочевников, исследованию по задокументированным данным по числу выставляемых им воинов (именно задокументированных - вспоминается случай, когда в Персидском походе 1722 г. было заявлено 7 тыс. калмыков, а при выдаче жалованья насчитали 3727 бойцов).

Из того что встречалось по мобилизационным нормам, прежде всего, вспоминается "монгольская норма" в 1-3 всадника от десятка. Русское сообщение конца 17 в. о монголах: "ручной бой у них лучной да копейщики, а збираны де те люди со всех тайш со 100 по 20-ти человек и больше. А корму де имано со всех же мугальских людей у всякого человека по борану, и збираны де верблюды и рогатой скот. И дано де ратным мугальским людем корму по 15-ти боранов да по скотине, по верблюду человеку. А посланы де Далай-контайши люди под селенгинские остроги з Даяном-зайсаном".

Из отдельных сообщений можно понять, что калмыки в середине 18 в. выставляли по всаднику от 2, 3 и 5 кибиток. Но подразумевалось, что в случае похода шла помощь от государства. Барон Тотт, бывший в 1767 г. консулом в Крыму, писал, что хан при сборе войска потребовал по 2 всадника от 8 семей. Османский писатель 2-й половины 17 в. Хюсейн Хезарфенн писал, что когда крымский хан собирался в поход, "то семь человек выставляют одного и выделяют пару лошадей". Правда население Крыма в значительной степени было земледельческим, но не следует забывать про разные формы обеспечения и поддержки со стороны османов. У османов кочевники-юрюки выставляли от 24 семей 1 кольчужного всадника и 3 вспомогательных бойцов. Опять же не следует забывать, что эти формирования были встроены в османскую военную машину.

Разумеется, для выводов нужно собрать и обработать большое количество материала, но сейчас у меня представление, что само по себе кочевое общество в боевой поход может выставить 3-5 % населения. Больший процент может выходить, если есть внешнее обеспечение».




Тут стоит добавить только пару моментов:

- даже 3-5% от всего населения — это по меньшей мере 10-15% от всего половозрелого мужского населения;
- речь идет о рядовом походе, небольшом грабительском набеге, а не о большой войне;
- для развитых оседлых цивилизаций даже такой процент мобилизации труднодостижим.

@темы: номадистика, логистика, история, вар-хистори

13:07 

интересно, подлинное ли?

House Katsap - We do not jump.
На аукционе в Лондоне было продано кольцо Жанны д'Арк. Идея выкупить реликвию принадлежит Николя де Вилье — главе компании Puy du Fou, владеющей одноимённым тематическим парком развлечений. В интервью RT он рассказал о важности и символичности этого события: серебряное кольцо, украденное англичанами у национальной героини Франции, много веков спустя вернулось на родину.



Кольцо было выставлено на аукционе Timeline Auctions в Лондоне. Именно оно подходит под описание, которое дала Жанна д'Арк во время допросов. За украшение была выручена рекордная сумма — £297,6 тыс. Первоначально оно было оценено в сумму от £10 тыс. до £14 тыс.


@темы: история, века были так себе, Средние

18:28 

гиперкритицизм мне друг, но это самое

House Katsap - We do not jump.
Так, себе самому набросать кое-что по мотивам дискуссий в ЖЖ.

Часто приходится слышать о необходимости априори отбрасывать как совершенно недостоверные все упоминания источников о значительных, исчисляемых десятками, сотнями тысяч, армиях древности. При этом вполне справедливо ссылаются на известные трудности с управлением и снабжением подобных армий даже еще в сравнительно недавнее историческое время - в XIX столетии. Однако, подобный излишне упрощенный подход к гиперкритицизму, когда численность войск уменьшается по экспоненте тем больше, чем глубже мы опускаемся в прошлое, представляет из себя на самом деле ничуть не меньшее упрощение, чем гигантомания историков старой школы, на голубом глазу писавших о многосоттысячных полчищах на Куликовом поле и т.д. Просто другая сторона той же медали. Сторонники бездумного урезания армий прошлого забывают о множестве иных факторов (помимо проблем управления, снабжения и передвижения значительных человеческих масс), влиявших на принцип формирования и определявших возможность использования в том или ином историческом отрезке и на конкретной местности, подобных войсковых соединений.

Например, о различии в экономическом укладе империй Древности и эпохи Модерна. Гиперкритики упускают из виду тот факт, что основанная в значительной мере на натуральном хозяйстве с низким уровнем специализации и разделения труда экономика, например, империи Ахеменидов, могла позволить Ксерксу I мобилизовать для похода в Грецию больший процент населения своей державы, чем экономика Французской империи Наполеону для похода в Россию. Строго говоря, при желании Ксеркс вполне мог бы выставить и ту самую овермиллионную армию, о которой пишет Геродот, не обрушив при этом экономику своего государства чрезмерным оттоком рабочих рук с крестьянских полей и из ремесленных мастерских. Более того, отдельные регионы Персидской империи, пожалуй, даже вздохнули бы с облегчением и показали бы существенный рост, доведись им вдруг избавиться разом от немалой части экономически малоактивного населения. Но тут уже в силу вступают как раз вышеназванные причины, делающие невозможным существование армии подобного масштаба в мире, где еще нет шоссейных и железных дорог, производства консервированных продуктов и хотя бы простейшей радиосвязи. Тем не менее, масштаб подготовительных работ, проделанных персами накануне вторжения в Элладу - строительство каналов и дорог, возведение мостов и складов на пути движения войска, - наглядно свидетельствует о том, что речь шла и в самом деле о нешуточной для своего времени армии, функционировавшей как сложнейший, требовавший тончайшей настройки, организм. Хотя и, разумеется, речь вряд ли могла идти хотя бы даже о полумиллионной армии, как у Наполеона в начале XIX века.


+++

@темы: бурчательное, вар-хистори, заметки на полях, история

12:51 

а так, конечно, люди интеллигентные...

House Katsap - We do not jump.
Любопытный отзыв о методах "дискуссии" норманистов с антинорманистами от сторонника первых же:

«Сходил на днях в Центр Сахарова на дискуссию про борьбу с норманизмом как инструмент исторической политики. Поскольку дело проходило в сугубо либеральном учреждении, то никакой дискуссии, разумеется, не получилось и получиться не могло, так как была представлена лишь одна сторона – сами норманисты, антинорманистов не пригласили.

Чтобы не было недоразумений. В полемике двух научных школ по поводу истока нашей истории лично я, скорее, на стороне норманистов, которые, как это неоднократно подчёркивал один из выступавших, полагают, что скандинавы оказали известное влияние на становление русской государственности. Спорить с этой дальновидной формулировкой («известное влияние») довольно глупо, поскольку факт скандинавского проникновения в русскую, точнее, восточнославянскую толщу подтверждается и археологически, и лингвистически, и источниковедчески. Кроме того, всегда приятнее в начале собственной истории иметь конкретное лицо и событие, чем абстрактное движение масс или предприимчивых пассионариев. Да, призвание Рюрика вполне себе легендарно, но легенда эта весьма достоверна (чтобы пресечь гражданскую смуту, пришлось импортировать правителя с дружиной), по крайней мере, куда достовернее, хоть и менее поэтичнее, чем, например, Римская волчица… Есть и ещё одно соображение: норманизм в деле становления Руси приоритет отдаёт Новгороду, т.е. территории, входящей в состав нынешней Российской Федерации, тогда как антинорманизм естественным образом на передний план выдвигает Среднее Поднепровье, т.е. временно отпавший в украинство кусок Русского мира.

Словом, я – умеренный норманист в душе и потому изначально был на стороне пришедших в Центр Сахарова Фёдора Успенского и Игоря Данилевского, однако то, что случилось дальше если не поколебало мои убеждения, то однозначно оставило скверный осадок. Два учёных мужа (само собой, из ВШЭ), пользуясь полной свободой слова и отсутствием оппонентов, решили себя ничуть не стеснять, рассказывая небольшой аудитории, какие жалкие ничтожные люди эти антинорманисты, какие они ущербные и неполноценные, насколько они изувечены личностными комплексами и заражены национализмом. Настоящие учёные, к которым, безусловно, относятся и сами дискутанты, с этой плесенью не то что полемизировать – на одном гектаре рядом не сядут, настолько антинорманисты омерзительны всякому нормальному, приличному, совестливому и неполживому человеку.
Я, наверное, не обратил бы внимания на эти постоянно повторяющиеся эскапады, в конце концов, и футбольные фанаты, говоря об оппонентах, не держатся в парламентских рамках, но уж больно эта самоуверенная и безапелляционная интонация напомнила легендарных «людей с хорошими интеллигентными лицами».

Однако, если бы дискуссия ограничилась только чмырением отсутствующих коллег по цеху, вечер в Центре Сахарова не получился бы таким ярким: выступавшим мало было раскатывать антинорманизм в исторической перспективе, они не уставали заклинать, что это направление сегодня гальванизируется. При этом, что характерно, не было названо ни одно имя современного исследователя-антинорманиста, не упомянута ни одна книга из противоположного лагеря, не обнародован ни один факт навязывания антинорманистских идей в школьном образовании, в культуре, в политической практике. Таких фактов нет и быть не может, поскольку никакого антинорманистского реванша не существует. Чтобы это ощутить, достаточно вспомнить, что совсем недавно мы праздновали – на самом высоком уровне – 1150-летие Российской государственности, которая отсчитывается с 862 года, т.е. с летописного призвания варягов. Более того, была даже выпущена марка с изображением князя Рюрика, главной мишени для всякого антинорманиста, о племени которого принято отзываться так: “Династия Рюрика”, “Рюриковичи” в иронических кавычках…

Впрочем, нельзя сказать, чтобы два часа прошли совершенно впустую. Когда Успенский и Данилевский прекращают самонадрачивание и говорят о том, что относится к сфере их научных интересов, слушать становится действительно любопытно. Это касается и русско-скандинавских культурных связей, и отражения трансграничных событий в отечественных и иностранных источниках соответствующей эпохи, и царивших в советской исторической науке нравах.

Оказывается, по степени взаимного ожесточения и людожорства, наши историки ничуть не уступают таким известным скандалистам, как киношники, пропуская вперёд лишь литераторов, за которыми не угнаться никому».
<...>

@темы: фрики от истории, история, антинорманизм

19:46 

черные, мать их, археологи...

House Katsap - We do not jump.
Эстонские налоговики конфисковали у белоруса меч из России эпохи викингов

Неожиданная находка сотрудников Налогово-таможенного департамента: в ходе досмотра одного из грузовых автомобилей на границе с Россией они обнаружили и конфисковали меч эпохи викингов, передает "Актуальная камера".



У водителя - гражданина Белоруссии - не было разрешения на транспортировку раритета. В ходе экспертизы выяснилось: оружию порядка тысячи лет.

По словам специалистов, речь идёт о крайне редком предмете - меч сохранился полностью. Огорчает историков то, что место, где был найден меч, так и осталось неизвестным.



Предположительно, оружие было найдено на севере России, и везли его в Западную Европу - там на аукционах за него можно выручить до 17 тысяч евро.

Поскольку находка родом из России, то эстонские специалисты хотят отправить её обратно - по ту сторону границы меч уже ждут.


По ссылке так же видео.

@темы: археология, история

17:55 

Лимес, ну Лимес же, как есть

House Katsap - We do not jump.
Один в один граница Римской империи на Дунае накануне битвы при Адрианополе. Готы наверняка были точно так же истово убеждены, что римляне обязаны пустить их к себе под крыло. Вот просто обязаны и все тут. Не почему-то конкретно, а просто. Просто, я сказал! Они точно так же знали, что хотя сейчас, когда толпа визжащих дикарей, выпихивая вперед баб и детей, пытается проломиться через жидкий заслон легионеров на мосту или иной какой переправе через Дунай, римляне еще могут колошматить их палками, сбивать с ног щитами и даже, чем черт не шутит, пустить разок-другой в ход гладиус, обагрив его кровью. Но стоит этой толпе все же прорваться внутрь империи и обосноваться на окраине какого-нибудь содрогнувшегося в ужасе от такого соседства городка, и римляне, скрипя зубами, будут вынуждены взять на содержание всех этих нахлебников. Таковы уж странные, с точки зрения варваров, нравственные нормы этих римлян. Странные да, совершенно непостижимые для варваров. Но неспособность понять логику цивилизованного человека никак не мешает варвару использовать ее в своих интересах.





Потрясающе все-таки, как репортажи с Майдана зимой 2014-го, на примере становления майдановских "сотен" наглядно демонстрировали нам в ускоренном во много раз темпе процесс преображения толп варваров в подобие римских легионов и их противостояние с легионерами ("Беркут"), а сегодня мы можем буквально воочию наблюдать воссоздание ситуации на Дунайском Лимесе в 370-х гг. Можно только завороженно наблюдать за тем, как древняя история оживает и встает во весь рост у нас перед глазами. Ощущение такое, будто вот прям проваливаешься в прошлое!

@темы: политика внешняя, история, видео-лекторий

19:27 

однако ж

House Katsap - We do not jump.
29.02.2016 в 14:44
Пишет Джейк Чемберз:

МИКрокодил
Не только "Двенадцать"

...Во второй и третьей частях «Крокодила» можно усмотреть ряд текстуальных перекличек с поэмой Н. С. Гумилёва «Мик». Ср. например:

МИК

Он встал,
Подумал и загрохотал:
«Эй, носороги, эй, слоны,
И все, что злобны и сильны,
От пастбища и от пруда
Спешите, буйные, сюда,
Ого-го-го, ого-го-го!
Да не щадите никого».

И павиан, прервав содом,
Утершись, тихо затянул:
«За этою горой есть дом,
И в нем живет мой сын в плену.
Я видел, как он грыз орех,
В сторонке сидя ото всех.
Его я шепотом позвал,
Меня узнал он, завизжал,
И разлучил нас злой старик,
С лопатой выскочив на крик.
Его немыслимо украсть,
Там псы могучи и хитры...
КРОКОДИЛ

И встал печальный Крокодил
И медленно заговорил:
…Вы так могучи, так сильны,
Удавы, буйволы, слоны…
Вставай же, сонное зверье!
Покинь же логово свое!
Вонзи в жестокого врага
Клыки, и когти, и рога!

Там под бичами сторожей
Немало мучится зверей,
Они стенают, и зовут,
И цепи тяжкие грызут,
Но им не вырваться сюда
Из тесных клеток никогда. …
Вы помните, меж нами жил
Один веселый крокодил.
Он мой племянник. Я его
Любил как сына своего. ...
А ныне там передо мной,
Измученный, полуживой,
В лохани грязной он лежал…

Число подобных примеров легко умножить.

читать дальше

URL записи

@темы: интересное, история

15:02 

на заметку себе и на подумать

House Katsap - We do not jump.
По логистике. Очень неплох оказался Logistics of warfare in the age of crusades, Джона Приора. Проблемы снабжения провизией, фуражом, и даже (прежде всего коней) водой разбираются на конкретных примерах. В целом, расчёты исходят из 0,8 – 1,3 кило пщеницы в день на человека, от 2 до 5 кило зерна на лошадь (при том понимании, что требуется ещё и сено/солома). Во времена более регулярные на людей зерна полагали поменьше, конечно.
В общем, книга заслуживает покупки.
Забавным бонусом в одной из статей идёт расчёт «грузоподъёмности» рыцарской средневековой «ланцы». Дж.Прайор исходит из норм груза, указанных в описании похода Константина Седьмого: «кавалерийская лошадь должна нести, кроме всадника и седла, 4 modioi фуража, лошадь без всадника 8 modioi, вьючная – 10». Автор исходит из того, что modioi – это basilicas modios, 17,1 литра, т.е. для фуражного ячменя – около 10 кило. Это, как часто бывает в мануалах, много, хотя и не запредельно.
Итак:
Рыцарь на ездовой лошади – до 40 кг.зерна.
Сквайр на лошади – до 40 кг.зерна.
Конюх/слуга на лошади – до 40 кг.зерна.
Боевой конь рыцаря – 0.
2 грузовые вьючные лошади – 100 кг. каждая.
3 пехотинца – до 25 кг.зерна каждый.
Итого, при нещадной загрузке (которая с каждым днём будет легче и легче), «ланца» может нести до 395 кило зерна. Автор исходит из нормы потребления 6 кило зерна в день на людей и 16,8 кило – лошадям (второе – маловато, но почти 5 литров всё же). При этой же нещадной нагрузке «ланца», таким образом, может прокормиться своим носимым НЗ не более 17 дней. Поскольку нести надо не только зерно, то разумнее, кмк, исходить из 10 дней – 2 недель.


От себя:

У Льва Диакона в рассказе о болгарской войне Святослава упоминается, что по условиям мира 971 года Цимисхий выделил русам провианта по 2 модия зерна на человека, т.е. те же 40 кг. на нос, что мы видим и по ссылке. Стандартный византийский рацион X века. При этом оба наши источника (ПВЛ и "История" Диакона) сходятся в примерной оценке количества душ, из расчета на которых был выдан фураж — 20 тысяч по ПВЛ и 22 тысячи по Льву Диакону. Тот случай, когда источники подтверждают и дополняют друг друга. ПВЛ подтверждает сам факт использования в расчетах числа в районе двадцати тысяч. Диакон дает явно более точную цифру. Итого мы имеем объем провизии, выделенной империей войску Святослава на дорогу домой — 880 тонн зерна.

Правда, ПВЛ вворачивает сюда пассаж о "хитрости" Святослава, якобы, завысившего численность своей рати вдвое. Но, учитывая, общую сумбурность и фантастичность большей части сведений, сообщаемых летописью о русско-византийской войне 970-971 гг., вряд ли стоит принимать эти слова всерьез. Скорее это умножение на два следует понимать как удвоение стандартного византийского походного рациона, так как обратная дорога русов явно должна была занять не пару недель, а значительно больше времени. В чем ПВЛ в самом деле заслуживает большего доверия, нежели Диакон, так это в утверждении о том, что войско Святослава, тем паче после тяжелых боев под Доростолом, никак не могло насчитывать 20 с лишним тысяч человек, и те 22 тысячи воинов, о которых говорит византийский хронист, вероятно, были своего рода "условными единицами", использовавшимися во время русско-византийских переговоров для расчета необходимого объема провизии.

Любопытно, кстати, не оттуда ли, не из просочившихся во время этих переговоров слухов, Диакон взял и свои фантастические 60 тысяч для русской рати на начало войны? Возможно, изначально Святослав запрашивал фураж из расчета именно на 60 тысяч "условных единиц", т.е. речь шла даже не об удвоении, а об ушестерении стандартного рациона, учитывая предстоящую русам дорогу? Однако, грекам в итоге удалось сбить цену мира почти втрое. Скорее всего сославшись на то, что собрать и доставить в Доростол такое количества зерна (а это уже было бы порядка 2400 тонн) до наступления крайнего срока навигации, который позволил бы русам добраться от устья Дуная до устья Днепра, они просто не успеют.

апд.
Впрочем, учитывая, что часть зерна, надо полагать, предназначалась лошадям (а какая-то часть войска под началом Свенельда ушла из Доростола именно что на конях), норма же потребления лошади раза в три выше человеческой, конечная формула расчета численности русской рати, исходя из заявленных 880 тонн хлеба, получается несколько сложнее, чем хотелось бы. И наиболее вероятной оценкой, видимо, будет — 3-4 тысячи человек.

@темы: история, заметки на полях, вар-хистори, Византий, логистика

16:10 

бада-бум!

House Katsap - We do not jump.
Все, наверное, видели в разных бдыщ-бух-блокбастерах, как от от взрыва даже ручной гранаты люди летают яко птицы?

А вот как очевидец из русского лагеря описывает действие русских мортирных гранат в 1674 г.: батарея мортир "верхового наряда" из 4 стволов дала залп и 4 гранаты удачно упали за стены осаждаемой крепости "и там разродились и выбросило за город мужика да жонку, и дворы было в городе загорелись, и пожар видим был, да знатно, что многолюдством утушили, и того де мужика и жонку царского величества ратные люди изо рву крючьем вытащили в шанцы".
Адский получился фейерверк, раз подбросило вверх двоих людей на несколько метров, да так, что их несчастные тела перемахнули через 5-7 саженные стены и упали в ров.
(на источник любезно указал Олег Курбатов)


И еще из комментов:

А вот действие 3- и 9-пудовых бомб: «Тогож дня [30 июля 1704 г.] от бомб в Нарве великий пожар учинился, и горело не малое время; також и людей многих взбросало в верх, и прочее смущение от оных в нем чинилось, как то видно из апрош наших»

@темы: история, вар-хистори, Бунташный век

15:51 

вот это было обидно

House Katsap - We do not jump.
18:37 

однако, извечный вопрос...

House Katsap - We do not jump.
22.02.2016 в 20:16
Пишет Джейк Чемберз:

nick2.ru


Сайт пока работает в тестовом режиме, но само начинание я категорически одобряю и всячески приветствую

URL записи

Проект на самом деле интересный, отлично оформленный (сравните с недавно вновь заработавшей главной страницей сайта Минобороны, на который без слез не взглянешь) и даже, если отвлечься от "разоблачительной" составляющей, дюже информативный. Молодцы, ребята.

Вот только меня все равно мучает один вопрос... Ну хорошо, Николай II весь в белом, умница и ни в чем не виноват. Но... а кто тогда виноват? Кто виновен в том, что случилось с Россией в его правление? Или, как у нас обычно и бывает, "оно как-то все само", да? А начальник не при делах...

@темы: ссылки, история, интересное

20:06 

москвичи, завидую

House Katsap - We do not jump.

@темы: история

22:08 

"хитрость русов" или странные комментаторы

House Katsap - We do not jump.
К вопросу о работе с источниками. Вот так иногда бывает, читаешь ты вроде бы классический перевод классического текста с классическими же комментариями от авторитетного переводчика... и вдруг впадаешь в ступор.

Ибн Хордадбех, 80-е гг. IX века, "Книга путей и стран", отрывок о "купцах русов":

«Что касается купцов русов, а они — вид славян, то они везут меха бобра, меха черных лисиц и мечи из отдаленных [земель] славян к морю Румийскому, и берет с них десятину властитель Рума. А то идут по [Та?]нису, реке славян, входят в Хамлидж, город хазар, и берет с них десятину их властитель. Затем отправляются к морю Джурджана и выходят на каком-либо облюбованном его берегу, а окружность этого моря — 500 фарсахов. Иногда везут свои товары из Джурджана на верблюдах к Багдаду, и переводят им славянские слуги, и говорят они, что они — христиане, и платят джизью».

И комментарий к последнему предложению данного отрывка:

«Джизья — подушная подать, взимаемая с иноверцев за оказываемое арабскими властями покровительство. Поэтому Ибн Хордадбех и подчеркивает, что купцы-русы выдают себя или в действительности являются христианами. В противном случае они платили бы десятину с дохода купца — ушр, что было бы существенно больше (Hrbek 1968)».

Выделение, понятно, мое.

Но... минуточку! Автор комментария про "хитрость русов", выдающих себя за христиан ради налоговых послаблений, хотя бы задумывался над тем, что он несет? По его логике получается, что мусульманские купцы на территории Халифата должны были платить ушр (десятину), налог, возрастающий пропорционально размеру их дохода — чем больше прибыль, тем больше и сумма налоговых отчислений. Купцы же христиане платили только джизью — фиксированный налог на иноверцев. И... больше ничего? То есть мусульманский купец с оборотом в тысячу дирхемов платит сотню монет ушра. С оборотом в десять тысяч — тысячу. А ведь есть еще и закят. В то время как купцы-христиане... сколько там была та джизья во времена почтенного Абу-л-Касима Убайдаллах ибн Абдаллах ибн Хордадбеха? Двенадцать или двадцать четыре дирхема? Причем, не важно, сколько составляет их оборот — тысячу, десять тысяч, сто тысяч дирхемов. Сумма-то налога фиксированная!

Мне вот интересно, комментатору не приходило в голову, что подобная налоговая политика, если б она на самом деле проводилась в жизнь, означала бы просто-напросто мгновенную смерть для мусульманского купечества? Это не Халифат какой-то, а Китай после Опиумных войн. Вот только я не припомню, чтобы купцы-христиане когда-либо в самом деле пользовались у Аббасидов такими фантастическими привилегиями. Позиции купцов-иудеев, тех же рахдонитов, о которых пишет как-раз ибн Хордадбех, насколько я знаю, и то были предпочтительнее, нежели у христиан.

Давайте посмотрим еще раз на вышеприведенный отрывок, мысленно отбросив басню про, якобы, полагающиеся купцам-христианам налоговые льготы. И что же мы видим? А видим мы рассказ о заградительных пошлинах, которыми византийцы и хазары пытаются не допустить русов напрямую к рынкам сбыта в Багдадском халифате. Вполне логичный шаг — и Византия и Хазария были заинтересованы в роли посредника при торговле мехами. Наверняка ушр взимался не только при проезде купцов в Халифат, но и на обратном их пути. И упоминание о том, что все-таки прибывающие и добирающиеся порою даже до Багдада русские купцы оказывались христианами. И... собственно все. Ну, еще то, что переводчиками им служили местные рабы из числа пленных славян. Теперь точно все.

Казалось бы, все просто: русы, с которыми ибн Хордадбех раз или другой сталкивался по своим служебным обязанностям (начальник почт провинции на южном берегу Каспийского моря), оказались христианами, и с них, соответственно, взимался налог на иноверцев, джизья. О чем он и сообщил в своем трактате. Отразив в нем также и их жалобы на грабительские пошлины, которые тем приходилось платить за транзит через территории Византии или Хазарского каганата. После чего русы спокойно направились себе дальше, в Багдад. Где уже, после того как они продали свои товары, с них, надо полагать, был взыскан в том числе и ушр в размере десятой части от полученной прибыли. Как и со всех остальных купцов. Но этот, как бы само собой подразумевающийся момент, автор опустил. Да и с чего бы ему было заострять на нем внимание? Он все-таки писал географический трактат, а не налоговый вестник.

Меж тем, по сети с легкой руки комментатора активно гуляет миф про "хитрых русов", якобы специально для того принявших в 860-х гг. крещение ("Фотиево" или "Аскольдово крещение Руси"), чтобы пользоваться преференциями при торговле с арабами. Никого при этом не смущает сомнительность подобной странной схемы: принимать веру греков, чтобы выгодно торговать с арабами, при том что сами греки с арабами регулярно находятся на-ножах. Но вправе ли мы кого-то упрекать в легкомыслии, если изначальная нелепость содержится в авторитетном же переводе источника?

Такие дела.

Ну и в качестве иллюстрации к посту — Том Ловелл, "Викинг, продающий рабыню персидскому торговцу":


Судя по верблюдам и крепости на заднем фоне, действие как раз происходит где-то на южном берегу Каспия, в Табаристане. Правда, один из купцов скорее тюрк или таджик откуда-то из Ферганы или Балха. Но вот установленные прямо на месте высадки купцов идолы и срубленные по привычной технологии временные дома позади — это уже явно из рассказа ибн Фадлана про визит русов в Волжскую Булгарию. Забавно еще, что, если судить по наряду девушки, то продает викинг не некую иноземную пленницу, а свою же землячку, скандинавку... Какая сволочь)

@темы: хистори-пикчи, история, заметки на полях, бурчательное, антинорманизм

18:39 

на комонях али пешие?

House Katsap - We do not jump.
Все-таки удивительно, насколько порою избирательный подход к фактам применяют даже вроде бы вполне себе вменяемые и здравые люди. В том числе и историки) Прям взаправдашнее «здесь читаем, здесь не читаем, здесь рыбу заворачивали». И подается все это под видом «работы с источниками». Ну вот вбил человек себе в голову, что ранее XI века Русь вовсе не знала конных княжеских дружин, а чуть ли не первым конным сражением русских, известным нам по источникам, была битва Святослава Ярославича Черниговского с половцами на Снови в 1068 году. При этом игнорируется сообщение Льва Диакона о столкновении византийцев с русской конницей под стенами Доростола еще в 971 году, т.е. почти на столетие раньше. Да, этот бой закончился для русов поражением, а не победой, но это таки факт конного сражения, отмеченный в источниках!

Дальше больше) Ничуть не смущаясь того, что сообщение Диакона целиком дезавуирует одно его утверждение, автор тут же прибегает к его же помощи для подтверждения своей позиции о том, что в X веке русы еще не знали приемов конного боя и апеллирует к словам византийского историка, заявлявшего, будто бы «ездить верхом и сражаться с врагами [на лошадях]» и даже просто управляться с поводьями русы в его время не умели. Когда же ему напоминают рассказ ПВЛ о привычке Святослава ходить в походы налегке и спать, подложив под голову седло и потник, о том, что в 968 году из Болгарии на выручку осажденному Киеву князь вернулся именно что «на конях», а затем гнался за печенегами в степь (не иначе как, наверное, пешком или на ладьях, поставив их на колеса и распустив паруса), что в 972 году одним из вариантов возвращения домой из-под Доростола, что рассматривал Святослав, был опять же конный переход в обход порогов, что в 977-м после битвы под Овручем, когда разгромленная Ярополком дружина Олега Святославича бежала в город, в крепостной ров вперемешку падали люди и кони... в ответ слышится — это все «поэтические предания» и достоверность их «ниже плинтуса». При этом стоит привести в качестве контрпримера длинный список, мягко говоря, не самых правдоподобных утверждений Льва Диакона (например, по части численности войска Святослава в русско-византийской войне 970-971 гг. — 60 тысяч на начало войны и 22 тысячи на момент подписания мира), как внезапно оказывается, что те же самые «поэтические предания» вполне могут быть использованы для коррекции приводимых греческим историком цифр! И вот мы уже верим не почтенному Льву Диакону, а летописцу-баснописцу, рассказывающему про «хитрость Святослава», заявившего грекам, что войско его насчитывает 20 тысяч человек, хотя на самом деле их было всего 10 тысяч. Но, простите, а почему мы тогда верим тому же Диакону, когда он пишет, что неумехи-русы не знали, как пользоваться поводьями, но не верим тому же летописцу, когда он говорит, что Святослав и его люди только-что нужду с седла не справляли (а может быть и справляли)? Странное какое-то «источниковедение». Крайне избирательное, я бы сказал.

Но, возвращаясь собственно к вопросу о появлении конных дружин на Руси.

Если применительно к эпохе Олега Вещего, началу X века, когда русы только-только появились в Поднепровье, мы в самом деле можем говорить о единичном присутствии лошадей на поле боя в Древней Руси (пресловутый конь Олега, от которого тот и «принял смерть свою», жертвенные лошади, упоминаемые ибн Фадланом при описании похорон знатного руса в Булгаре, его же рассказ о верховой езде «царя русов» и рассказ ибн Русте о табунах хорватского жупана), максимум позволить себе руководить войсками с лошади могли лишь немногие предводители, а столкновения всадников были исключительной редкостью. То уже говоря о временах Игоря, который активно взаимодействовал с кочевыми соседями Киева, в том числе воюя с и против печенегов, когда киевские князья начали проводить немалую часть своего времени, «кружа» по территории подвластных им племен в полюдье, мы имеем все основания предположить формирование вокруг князя небольшой постоянной конной свиты (просто потому что зимою в условиях русских лесов лошадь — наиболее эффективное средство передвижения), сопровождающей его в том числе и в бою, и усвоение ею от союзников-степняков приемов конного боя.

Наконец, при Святославе, который и своим именем и внешним обликом (косица-оселедец, бритая борода, серьга в ухе) знаменовал окончательное преображение пришлого "русского" элемента и его подстраивание под местные условия, завершается в том числе и перестройка военного дела русов — появляется привычная нам по более поздним и более подробным сообщениям источников конная княжеская дружина. Она не вытесняет пешую рать, отнюдь. И в последующих XI-XII веках даже князья не считали чем-то зазорным для себя сражаться в рядах «пешцев». Но она впервые становится непременным элементом древнерусского войска. Что, надо полагать, и запечатлели «поэтические предания» Святославова цикла, акцентирующие внимание на его нетипичных, выделявших его на фоне предшествовавших князей, привычках.


@темы: хистори-пикчи, история, заметки на полях, вар-хистори, бурчательное

14:52 

«Ваза» в бою!

House Katsap - We do not jump.
Опять же по наводке из ЖЖ фото и видеорепортаж о проведенном при содействии Музея Ваза натурном эксперименте с обстрелом из копии 24-фунтовой пушки XVII века фрагмента борта шведского линейного корабля «Ваза», воссозданного в точности с оригиналом:



Подробнее под катом:

+++

@темы: реконы, история, видео-лекторий, вар-хистори

11:56 

между Севером и Югом

House Katsap - We do not jump.


Лекция специалиста по средневековому вооружению научного сотрудника Государственного исторического музея Сергея Юрьевича Каинова "Между Севером и Югом. Комплекс вооружения эпохи Владимира Великого" прочитанная в экспозиции ГИМа.

@темы: история, видео-лекторий, вар-хистори, археология

16:12 

просто две цитаты

House Katsap - We do not jump.
Деревоземляные укрепления Рюрикова городища являются на территории Древней Руси одними из древнейших сооружений подобного рода и имеют исключительную важность для изучения истории становления традиций древнерусского крепостного строительства. Прямых аналогий им мы пока не знаем, хотя отдельные элементы внутривальных деревянных конструкций известны в валах древнерусских городов Поднепровья, западнославянских городищ территории современной Польши и Германии, в Ютландии (трехстенные срубы ранней части Датского вала) Носов Е.Н. Тридцать лет раскопок Городища: итогии перспективы // У истоков русской государствен-ности: Истор.-археол. сборн.: М-лы междунар. науч.конф. 4—7 окт. 2005 г. — СПб., 2007.


Вторым важным вопросом становится проблема происхождения первых киевских оборонительных сооружений. На мой взгляд, наиболее близкими аналогиями укреплениям на Старокиевской горе, безусловно, являются ранние укрепления Новгородского (Рюрикова) городища. На близость этих двух древнейших древнерусских крепостей первым указал Е.Н. Носов в своей работе 2005 г. в сборнике «У истоков русской государственности». … Безусловно, укрепления Новгородского городища предшествуют киевским укреплениям. Михайлов, К.А. Реконструкция древнейших укреплений Старокиевского городища // Археологія і давня історія України: Зб. наук. пр. — К.: ІА НАН України, 2010. — Вип. 1.

@темы: хистори-копилка, история, археология, антинорманизм

16:32 

программное от Ильича

House Katsap - We do not jump.
Александра Ильича Филюшкина, в смысле:

Филюшкин А.И. Как изучать Ливонскую войну? (историографические заметки) // Российская история. 2015. № 4. С. 3-17

Цитата:

«Подводя итоги этому историографическому обзору, необходимо дать ответ на вопрос, вынесенный в заголовок статьи, - как же сегодня надо изучать Ливонскую войну? Замечу, что она в основном изучалась как история международных отношений и социально-политических, экономических процессов в Прибалтике. Ливонская война - всё-таки в первую очередь именно война, и на первом плане должен быть военный аспкт. Собственно военные действия исследованы крайне недостаточно, чаще они просто перечисляются, а не анализируются.
<...> На мой взгляд, написание истории Ливонской войны с использованием методологии military history сегодня является наиболее перспективным и прогрессивным направлением изучения данного конфликта».


Собственно, факт. Отечественная милитари-хистори еще только-только начинает развиваться. И конкретно средневековое ее направление, увы, развивается медленнее всего. Печалит еще тот момент, что едва ли не половина все же работающих в этом ключе людей занимается больше всякими там Европами и прочими варягами, а не российской же военной историей. А уж узких специалистов вроде Алексея Лобина, развивающих помимо общих вопросов, еще и какое-то конкретное узкое направление (в случае с Лобиным это - допетровская артиллерия), и вовсе кот наплакал.

@темы: Грозное время, вар-хистори, история, ссылки

16:24 

к истории огнестрела на Руси

House Katsap - We do not jump.


"Самопалы не случайно стали единственным видом огнестрельного вооружения у смоленских горожан. Самопалами в те времена называли ручные огнестрельные орудия с замком искровой системы (то есть с колесцовым или кремнево-ударным замком). Поскольку колесцовый замок был более сложным дорогим и хрупким, можно с уверенностью говорить, что смоленские горожане использовали ружья с кремнево-ударными замками. По мнению Л.И. Тарасюка, уже 1580-е гг. (во время осады Пскова 1581-82) на Руси начали распространяться самопалы, а «с начала XVII века количество упоминаний о самопалах в различных документах неуклонно возрастает». Между прочим, до исследования Л.И. Тарасюка самопал по не вполне понятным причинам считался примитивным, фитильным орудием. Возможно, такое мнение сложилось как раз из-за того, что самопал зачастую упоминается, как оружие даточных горожан или крестьян. Поэтому он и считался более примитивным. Хотя на самом деле всё было строго наоборот. Ручные орудия с кремнево-ударным замком были сложнее в устройстве, но проще для освоения. Весьма вероятно, что в конце XVI века (в относительное спокойное царствование Федора Ивановича) самопал начал распространяться как раз среди неслужилых людей, в основном среди горожан, которым до этого не было нужды обзаводиться фитильными ружьями. Также возможно, что появление нового термина – «самопал» – отражает тот технический переворот, который произошел между Ливонской войной и Смутным временем. По итогам этого переворота гораздо большее число посадских людей стали владеть ручным огнестрельным оружием. В результате польско-литовским захватчикам пришлось столкнуться с новой реальностью, в которой хотя бы немного уровнялись шансы простых горожан в противостоянии с профессиональным войском. К сожалению, этот «огнестрельный переворот» (его можно рассматривать как важный для России этап «огнестрельной революции» XVI-XVII веков) ещё не успел завершиться, когда началась Смута. Поэтому к августу 1609 года владение самопалами для горожан ещё не стало повсеместным. Но самые обеспеченные горожане действительно были владельцами самопалов и обладали, надо полагать, определенными навыками обращения с ними. Распространение самопалов среди определенной части посадского населения во многом определило характер противостояния в 1609-11 гг".

По — Молочников А.М. Военная и политическая организация смоленской городской общины в 1609-1611 гг.

@темы: Смута, вар-хистори, история

Складские помещения Утенского замка, Нальшаны.

главная