Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: История (список заголовков)
18:42 

...

House Katsap - We do not jump.
12:49 

любопытный канал

House Katsap - We do not jump.
12:08 

из истории их "правды" о нас

House Katsap - We do not jump.
Цитата из Филюшкина, «Изобретая первую войну России и Европы: Балтийские войны второй половины XVI в. глазами современников и потомков»:


Типичная иллюстрация зверств «московитской военщины» из европейских СМИ XVI века.
Столетия сменяют друг друга, а методы и приемы остаются все те же.


«Создание европейского информационного поля было неразрывно связано со стремительным распространением книгопечатания. Практически синхронно с появлением печатного наборного станка в середине XV в. возникла масса жанров и видов печатной продукции: книги, брошюры, печатные картины, газеты, листовки, календари, объявления, уведомления, официальные постановления и т. д. Печатались новостные сводки, прокламации, письма, песни, изречения и т. п. Причем, что важно подчеркнуть, очень быстро печатная продукция стала массовой (в параметрах своего времени, конечно), рассчитанной на широкого читателя, на разные слои общества (прежде всего городского).

Россия впервые стала фигурантом европейских «летучих листков» в связи с битвой под Оршей 1514 г. Великое княжество Литовское и Королевство Польское одержали победу над русской армией Василия III, и «оршанский триумф» стал важным элементом ягеллонской пропаганды в Европе. Как известно, победа над московитами отозвалась в германских землях и созданием монументальной картины «Битва под Оршей». Большое батальное полотно (доска, масло, 162x232 см) с изображением Оршинской битвы 1514 г., написанное немецким художником (круга Лукаса Кранаха Младшего) в 1534— 1535 гг.7, выставлено на почетном месте в Национальном музее Варшавы.

Картина уже в XVI в. играла важную роль в пропагандистской войне Ягеллонов против России. Резонно предположение, что ее создание было связано с. успешными переговорами Ягеллонов и Габсбургов в 1515 г. Демонстрацией картины Польша показывала, как в кровопролитном бою она спасла христианский мир от нашествия варваров с Востока. Вбрасываемые в Европу польские пропагандистские сочинения, распространявшиеся в Священной Римской империи, на германских и итальянских землях, преследовали ту же цель.

После Орши наступил некоторый перерыв, когда Россия мало интересовала западную пропаганду. Начавшаяся в 1558 г. война из-за Ливонии, первая война России и Европы, вызвала резкий всплеск интереса к конфликту в пропагандистских изданиях XVI в. По поводу Ливонской войны вышло около 60 «летучих листков», выпусков газет и листовок.


+++

@темы: история, Грозное время

20:42 

...но потом все равно сжечь! (с)

House Katsap - We do not jump.
Любопытный документ из истории исчезнувшего балтского племени пруссов, к сожалению, редко привлекаемый у нас в качестве источника. Хотя дружинная культура Древней Руси времен первых князей (Олега и Игоря) несомненно имела немало параллелей с прусской традицией — достаточно вспомнить известия ибн Фадлана да и отдельные сообщения наших же летописей. «Семнадцать заповедей Вайдевута» — своеобразная помесь Кодекса строителя коммунизма и Русской Правды. Ну и немного «Молота ведьм» Генриха Крамера. Текст «Заповедей» впервые был опубликован в 1529 г. прусским монахом Симоном Грунау в его «Прусской хронике» и использовавшим, по его утверждению, не дошедшее до нас сочинение цистерцианца Кристиана из Оливы, первого христианского епископа на земле будущей Пруссии и собственно инициатора христианизации пруссов. И хотя попытка Грунау приписать создание данного священного свода законов легендарным князьям Вайдевуту и Брутене, жившим якобы еще в VI веке, приплывшим из Ютландии с дружиной «скандиан»-кимвров и возглавившим диких пруссов («Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет. Приходите княжить и владеть нами», как говорится), выглядит совершенно неубедительно, по мнению ряда современных исследователей «Заповеди» все же восходят по меньшей мере к рубежу VII-VIII столетий, когда предки пруссов разгромили славян-мазовшан, взяв под полный контроль основной район добычи янтаря в междуречье Вислы и Немана и заложив основы прусской конфедерации племен. Именно тогда, как считает, например, В. И. Кулаков, пруссы первыми из балтов оказались на пороге создания ранней варварской государственности... но вместо этого пошли по совершенно иному пути. Вместо повышения роли военных вождей, княжеских дружин и разрушения родоплеменной структуры, пруссы избрали путь возвышения жречества и консервации традиционного уклада. В итоге социальное развитие пруссов практически замерло на целых пять столетий, покуда в начале XIII века на их землю не пришел Тевтонский орден и не сказал «Ша!»

Источник интересен в первую очередь своим оригинальным решением большинства проблем, которое он предлагает: когда не знаешь, что делать — сожги кого-нибудь на хер! Можно даже самого себя. Примечательно, что и мифические создатели «Заповедей», братья Вайдевут и Брутене, якобы ушли из жизни с помощью добровольного самосожжения. Этот миф должен был символизировать подчиненное положение военных вождей племени по отношению к жречеству. Впрочем, главенство верховного жреца (криве-кривейто) во всех без исключения вопросах фиксируется уже во второй же «статье» этой своеобразной Конституции древней Пруссии.

Еще один интересный момент — положение женщины в прусском обществе. И тут я лучше прямо процитирую Кулакова, когда он пишет о прусских могильниках конца VII века:



Плюс официально закрепляемое «Заповедями» многоженство.

Что это нам дает? А это дает нам некоторое дополнительное представление об образе жизни и, самое главное, мышлении, социальной верхушки древнерусского государства начала X века, тех самых «варягов-руси». О том мире, который в 945 году буквально об колено переломила княгиня Ольга, не пожелавшая покорно взойти на погребальный костер своего незадачливого мужа, а вместо этого отправившая в огонь тех, кто требовал от нее соблюдения древней традиции. Да и в землю она, вполне возможно, закапывала вовсе не древлянских «лучших мужей» (каковые, древляне в смысле, опять же, возможно, и не убивали Игоря), а как раз «варягов-русь», потомков дружинников Олега Вещего и ревнителей дружинной старины. То есть сделала то, что должны были еще в VIII столетии сделать пруссы, чтобы пять веков спустя не быть стертыми с лица земли и из истории ластиком немецкого Drang nach Osten.


Триада прусских божеств: (слева направо) Пиколас (Патолс), Перкунас и Потримпас (Свайстикс).

Собственно «Заповеди» под катом. Далеко не факт, разумеется, что их и в самом деле было всего семнадцать — нет никаких оснований считать, что это число как-то особо почиталось древними пруссами. Вполне возможно, что в действительности они содержали куда больше пунктов и давали более полный охват различных сфер жизни племени. Но то ли информатор Кристиана из Оливы, со слов которого тот и записал их, счел, что с иноземца хватит и того. То ли сам цистерцианец не удосужился записать больше. То ли до Грунау его текст дошел не полностью. Тут уж нам остается только гадать.

+++

@темы: история

12:29 

на заметку

House Katsap - We do not jump.
К недавней инфографике об уровне агрессивности человеческой популяции на фоне остального животного мира.

<...> согласно некоторым авторитетным данным, в примитивных сообществах охотников и собирателей смертность от вооруженных столкновений достигала 14%. Это можно сравнить с потерями СССР в Великой отечественной войне (население в 1939 году – 168,5 млн. чел., около 23 млн чел. – потери в ходе войны, итого 13,7%), только для наших предков такой непрекращающейся войной была обыденная жизнь. На единицу времени общее число жертв было, конечно, меньше, но исключительно за счет того, что людей на планете было немного – для отдельного индивидуума же шанс погибнуть насильственной смертью был такой же, как для нашего соотечественника в Великую Отечественную.

Лоуренс Кили в книге «Война до цивилизации» приводит более шокирующие цифры – он утверждает, что военные потери составляли до 60% в структуре смертности населения каменного века. Кили отмечает наличие и мирных первобытных обществ, но считает их исключениями – 90-95% первобытных обществ вели войны. В других исследованиях цифры бывают скромнее, но тоже впечатляют.

Точно неизвестно, как происходили конфликты в каменном веке, но ближайшей моделью таких конфликтов могут являться таковые в исторический период среди примитивных обществ Амазонии, Австралии, Папуа Новой Гвинеи. Итоги межплеменной вражды в таких сообществах решаются в набегах и неожиданных ударах по поселениям противника с резней сконцентрированного в них населения, а также вероломных (по современным меркам) нападений из засад. Классические же битвы "по правилам" устраиваются больше в качестве ритуала – в случае обоюдного стремления сторон к разрешению конфликта – и потери в них невелики: противники в них постоянно находятся в поле зрения друг друга, а их отношения крайне ритуализированы. Так вот B. Warner дает следующую статистику потерь в войнах между австралийцами: за определенный период времени 35 человек погибли во время больших набегов, 27 в небольших набегах, 29 в побоищах с использованием засад, 3 – в обыкновенных битвах "стенка на стенку" и 2 – во время поединков. Всего же за 20 лет наблюдений за племенем во всех видах военных конфликтов погибло около 30% первоначального населения.

У индейцев черноногих во время войн 1805 и 1858 гг. потери были 50% и 30% всех мужчин племени соответственно. У индейцев янамото в Южной Америке 15% взрослого населения погибает насильственной смертью. – 24% мужчин и 7% женщин. Шаньон, живший среди них, писал: "деревня, в которой я остановился, подвергалась нападениям почти десятка разных групп. В течение 15 месяцев, пока я проводил исследование, на нее нападали 25 раз". В новогвинейском племени дани насильственно погибают 28,5% мужчин и 2,4% женщин. В племени эуга - 34,8% мужчин. Живший среди них антрополог насчитал за 50 лет 34 войны. У индейцев ваорани в Эквадорской Амазонии около 60% взрослых умирали насильственной смертью в течение нескольких поколений – с момента начала их изучения.

Примерно то же самое было в каменном веке. В индейском могильнике Мэдисонвилль Охайо, 22% найденных черепов имели раны, а 8% были пробиты. В индейском же могильнике в Иллинойсе насильственной смертью погибли 8 % погребенных. Около 40% мужчин, женщин и детей, найденных в могильнике времен палеолита Джебель Сахаба в Египетской Нубии, умерли от ранений, часты следы от ударов наконечников копий или стрел. Из обследованных черепов ямно-полтавкинской культуры (3 тыс. до н.э.) 31% несут на себе травматические повреждения, многие из которых были смертельными. В некоторых случаях отмечается прижизненный слом носовых костей, полученный, вероятно, в рукопашном столкновении. И это всё только то, что можно зафиксировать по костным останкам – смертельные ранения мягких тканей, не оставившие следов на доставшихся археологам костях, попросту не могли быть учтены. В других местах в том же духе».
#

И о природе и причинах формирования агрессивных человеческих сообществ:

«Вид «хомо сапиенс» действительно развивался по пути усиления воинственности. Но это касается его древнего пласта (от 400 до 20 тыс. лет до н.э.). У современного подвида Homo sapiens recens, существующего последние десять тысяч лет, пошел быстрый отбор на снижение агрессии и усиление альтруизма. Это помогло избежать самоистребления в условиях невероятной перенаселенности.

В «природных» популяциях ребенок с самого рождения находился в непосредственном контакте с матерью. Его ласкали, оберегали. Дети постарше играли на виду у взрослых. Конфликты обычно пресекались в зародыше. Детей никто не бил, они и сами не умели бить кулаком. В таких условиях и взрослые вырастали добрыми. Когда европейцы стали открывать мир, то удивлялись детскому простодушию и мягкосердечию туземцев из числа бушменов, полинезийцев, индейцев. Оказывается, таким и должен быть естественный нрав человека, незамутненный суровым воспитанием.

Однако путешественники обнаружили и других аборигенов — злых, воинственных. Выяснилось, что у этих племен существует целая культура «жестокой педагогики», призванная выработать «мужество» посредством искусственных испытаний, «инициации» (по сути, комплексной травмы). В таких обществах ребенок вначале живет под опекой матери, в ласке и покое. Но в какой-то момент приходят охотники — жестокие юнцы — и лишают его всего самого дорогого. Родного очага. Присутствия товарищей по играм, сестер, но главное — матери (табу на встречу с родными женщинами длится годами). Вдобавок его подвергают страшным унижениям и физическим увечьям (скажем, выбивают зубы, надрезают кожу на спине, выщипывают волосы с темени). Через несколько лет этот человек возвращается в племя: подросший, жилистый, в шрамах, с измененной внешностью. С новым статусом и именем. И — с новым характером настоящего воина!

Оказалось, что у «добрых» племен не было сложных обрядов инициации, а у «злых» нередко бытовало целое искусство «мучить детей». По существу, это элемент «культуры агрессии», которая, как и, скажем, культура каменных орудий, была средством выживания. Те, кто приобретал способность воевать - не только техническую, но и психологическую - боролся с соседями за ограниченные ресурсы, а «беззлобных» истребляли. «Добрые» племена сохранились лишь в изолятах, под защитой моря или гор.

А что можно сказать о нас, людях европейской культуры? Мы — какое племя? Долгое время были «злым», беспрестанно воюющим. А педагогика исправно служила культуре агрессии. Традиция предписывала детей унижать, бить, пороть, жестоко наказывать за малейшую провинность. Зачем? Считалось: «чтобы воспитать». Истинная правда! Только с оговоркой: чтобы воспитать человека, способного в нужную минуту воевать, убивать, становиться злодеем. Это поведение считалось позитивным, мужским, героическим, идеальным.

Но за последний век наше племя сильно «подобрело». Как-то я увидел хорошую иллюстрацию этому в «Последнем герое». Оголодавшие «островитяне» поймали акулу, а затем вдруг… заплакали и отпустили ее. Дроздов, рискуя пальцами, доставал из ее пасти крючок! А лет пятьдесят назад в такой ситуации акулу бы съели за милую душу. Да еще и прославились бы за победу над «мерзким чудовищем». Меняются времена, меняются нравы. Наше «подобрение» — следствие очередного витка изоляции, когда «островом» стала вся планета Земля. Поэтому агрессию нужно подавлять, иначе грядет самоистребление. Гуманизм напирает — а с ним растет и надежда на выживание человечества».
#

@темы: история, интересное, вар-хистори, археология

13:57 

из вконтача пользительное

House Katsap - We do not jump.
23:44 

себе на заметку

House Katsap - We do not jump.
Дамы из палеолита:



+++

Только учтите: при всем сходстве с обычным человеком и вполне человеческом уме эти девушки обладали силой гориллы и легко сломали бы вам руку. А вот красиво вышивать крестиком их научить бы у вас не получилось, даже занимаясь с ними с детства - разве что КРУПНЫМ крестиком, да и то бедняжки бы каждый раз мучились, пытаясь вдеть нитку в иголку. Наш вид в процессе эволюции променял силищу на ловкость - наш мозг лучше контролирует работу мышц и приводит в движение лишь отдельные мышечные волокна, тогда как каждый нейрон неандертальца, как и любого другого примата (крупный самец шимпанзе одной рукой поднимает 380 кг, но видели в каком-нибудь ролике, как он неуклюже тыкает в кнопки?) за один раз приводил в движение гораздо больше мышечных волокон. В критической ситуации, когда мозг посылает телу мощнейший импульс, человек разумный тоже способен на удивительные вещи, но у нас случаи наподобие спасающей ребенка матери, перевернувшей автомобиль, входят в легенды; для неандертальца же такие подвиги были повседневностью. Но и в мелкой работе чистокровный неандерталец часто прикладывал больше мышечной силы, чем требовалось, и изготовление вещей, требовавшее точной мелкой моторики, было для него очень сложным. #

@темы: история, интересное, археология

21:25 

порекламирую немного)

House Katsap - We do not jump.
При всем моем крайне критическом отношении к товарищу Жукову, но вот Лобина послушать стоит определенно. В отличие от, Алексей — реально ученый, в полном смысле этого слова, специализирующийся на вопросах, которыми кроме него мало кто (допетровская артиллерия) или же вообще никто (русские рабы на турецких галерах, т.е. как раз тема видео) в отечественной исторической науке не занимается. Ну и наш ведущий специалист по Орше, конечно же. Но это уже за рамками данного видео.



И текстовая версия для тех, кому, как мне, например, удобнее и быстрее читать.

@темы: Бунташный век, видео-лекторий, история

19:41 

анты vs. готы

House Katsap - We do not jump.
«В преданиях многих народов говорится о том, что некогда землю населяли мифические великаны, которым на смену пришли обычные люди, нередко так тот или иной народ осмысляет историю своей борьбы с какими-то древними сильными врагами. Славяне, к примеру, так осмыслили свою борьбу с аварами (Жих 2015). В Повести временных лет пересказано славянское эпическое сказание о войне между аварами и дулебами, в котором авары наделены чертами мифических великанов (ПСРЛ. I: 11-12; ПСРЛ. II: 9). Аналогично и «в старопольской традиции авары-обры наделялись обликом допотопных – доисторических – исполинов» (Петрухин, Раевский 2004: 178). Видимо, в готском эпосе в качестве древних великанов, противников готов, рассматривались славяне.

То, что дело обстояло именно так подтверждают факты, собранные А.Н. Веселовским. Ещё Я. Гримм высказал гипотезу, согласно которой др.-в.-нем, antisc, antrisc, entrisc ‘autiquus, priscus’, а.-сакс. entisс ‘giganteus’ от ent ‘gigas’ и прочие родственные лексемы производны от имени антов (Веселовский 1883: 80). Как пишет Веселовский, образ антов был в немецкой фольклорной традиции обобщен «в народных поверьях, как то случилось с другими отжившими, когда-то славными народами: гуннами у немцев, обрами, чудью, спалами у славян, эллинами у современных греков. Анты явились исполинами, им стали приписывать загадочные древние сооружения (Entiskenweg, entisca geweorc) как у нас курганы нередко носят этнические прозвища… в преданиях является какое-то ‘’антское’’ пещерное племя» (Веселовский 1883: 81).

А.Н. Веселовский приводит несколько соответствующих немецких преданий об антах, в котором они предстают в качестве древнего исчезнувшего народа, подобно славянским обрам или чуди. Вот для примера одно из них: «Предание записано в Тироле. Если пойти из Преграттена (Pregratten. слав. Преграда) в Виндталь (Windthal = долина вендов?), то на разделе вод и племен, баварского и славянского, встретишь так называемую антскую берлогу (das antische Loch), о которой рассказывают следующее: в старые годы жили в Виндтале, в этой берлоге, какие-то люди, редко или никогда не показывавшиеся в долине. Только однажды пришла оттуда девушка-красавица и нанялась в услужение в Преттау. Она была молчалива и никому не говорила о своем роде-племени; говорила только, что в Преттау ей быть не долго, потому что когда появится там вооруженный всадник на белом коне, ей снова надо будет вернуться в свою берлогу. Так рассказывая, она плакала; и, действительно, как скоро появился всадник, девушка исчезла. Из берлоги и теперь еще слышится детский плачь, а на камнях кругом видели нередко пелёнки, сушившиеся на солнце. В песке у берлоги находили крошечные светло-желтые камешки, величиной с горошину и менее; им приписывают целебные свойства: вытягивать из глаз осколки дерева и сор, туда попавший. Говорят, что это окаменевшие слезы Антских людей» (Веселовский 1883: 82).

Таким образом, в германской традиции славяне заняли место древнего народа великанов, сошедшего с исторической сцены. Интересно при этом, что в качестве его обозначения в обиход вошёл один из древних славянских этнонимов, относящийся к рассматриваемой нами эпохе и вышедший с VII в. из оборота. Иордан сообщает о большой войне антов и готов в годы гуннского нашествия (Iord., Get. 246-247; Иордан 2013: 108).

А.Н. Анфертьев по этому поводку отметил: «можно думать, что этноним (анты – М.Ж.) попал на запад в составе готских фольклорно-исторических преданий об остроготско-антском конфликте. Может быть, уже в ранний период её формирования, частично отразившийся у Иордана, анты изображались великанами, победа над которыми была особенно почётна?» (Анфертьев 1994: 159. Комментарий 254).

В рассказе «Повести о переселении готов» о борьбе готов со спалами отразилась готская традиция о древней войне или войнах со славянами на Волыни, в рамках которой противники готов уже начали осмысляться в качестве древнего народа великанов.

Любопытно, что впоследствии, когда в VI в. уже «пражские» славяне осваивали покинутую германцами Волынь, судя по всему, имел место зеркальный процесс. Летописцы отмечают, что древнейшим известным им славянским «племенем» на Волыни были дулебы: «дулеби живяху по Бугу, где ныне велыняне» (ПСРЛ. I: 12-13; ПСРЛ. II: 9). Этот название имеет германскую этимологию. Согласно О.Н. Трубачеву «в слав. *dudlebi скрывается герм. *daud-laiba- с этимологическим значением ‘’наследство умершего, выморочное наследство’’, что хорошо вяжется с раннеисторическим процессом освоения славянами земель, покинутых одно время германскими племенами» (Трубачев 1974: 53). Такой этноним указывает, что славяне, носители пражской культуры, вполне могли воспринимать предшествующих им насельников Волыни, германцев-готов, в качестве древнего вымершего народа».
#

@темы: история, фольклористика

20:17 

ну и да)

House Katsap - We do not jump.
Чтоб вы не думали, что имена и прозвища вроде Упырь да Баба с Дураком — это что-то такое исключительно русское)

Типичное такое благородное древнеримское имя: Quintus Naevius Cordus Sutorius Macro (Квинт Невий Корд Суторий Макрон). Звучное. Помпезное. Тяжеловесное, как сам Pax Romana! И переводится оно как... Пятый с Родимым Пятном Позднорожденный Сапожник Большой.

А вы говорите Чулок. Ушатый...)

@темы: история, занимательная история, хистори-хьюмор

19:55 

если упырь, то лихой!

House Katsap - We do not jump.
Читаю тут на варспоте старенькую уже заметку Пенского про нахождение на Русь Сахиб-Гирея в 1541-м. Бегу себе глазами по тексту и вдруг замечаю, что ни с того ни с сего начинаю хихикать. Останавливаюсь, возвращаюсь к только-что прочитанному абзацу в поисках того, что могло вызвать у меня такую реакцию и... ну, конечно же))

Цитата:

«В перестрелке через реку прошёл день, и к вечеру 30 июля на высоком левом берегу Оки собрались против татарского войска уже практически все полки Д. Ф. Бельского (летописи не называют в числе прибывших только Сторожевой полк воевод князей Ю. И. Темкина Ростовского и В. В. Чулка-Ушатого)».

Ага) Чулок. Еще и ушатый)

Ох уж мне эти древнерусские внецерковные имена и особливо прозвища) И ладно еще, когда в какой-нибудь крестьянской семье сына могли назвать Бесом или там Чертом, а то и вовсе Упырем. И человек потом с этим именем всю жизнь ходил. И даже подписывался под историческими документами, как тот же Упырь, ставший затем священником. Но ведь позднее уже и князь мог остаться в истории как Баба, Телепень, Дурак... Хотя, конечно, то же прозвище Баба — оно исключительно уважительное и на современный русский переводится как «Кувалда», а не в том смысле, что вы подумали. Видимо, кулак у князюшки был размером с хороший такой кувалдометр, вот его и прозвали соответственно. Да и с телепенем и дураком не все так однозначно...

За что князь Василий Васильевич Ушатый из рода князей моложских, Ярославской отрасли дома Рюриковичей, и без того с рождения одаренный более чем звучной фамилией, получил уже личное свое прозвище Чулок, мы, увы, не можем даже догадываться. Ясно только, что к чулкам в современном понимании этого слова оно не имеет никакого отношения. «Чулок» в русском языке того времени это... как бы так сказать... портянка, в общем. Только без того уничижительного значения, что мы вкладываем в этом слово сейчас. Такое же нейтральное, как, скажем, «сапог» или там «шапка». Просто деталь костюма. В том числе и богатого человека. Цари и великие князья тоже эти портянки чулки носили. Из дорогих, к слову, тканей.

В общем, князь как князь. Хихикать тут на самом-то деле особо и не над чем. Служил Василию III, служил в смутное время Вдовствующего царства, служил молодому еще Ивану IV пока не Грозному. Звезд с неба не хватал — в основном всю жизнь проходил во вторых-третьих воеводах, в левых руках да передовых-сторожевых полках. В больших сражениях участия не принимал, потому ни к громким победам ни к столь же громким поражениям остался не причастен. Даже вон, на Оку в 1541-м не поспел. В паре больших походов, было дело, участвовал, но опять же отметиться ничем особенным в них Василию Васильевичу как-то не довелось. И не потому, что пытался и не смог, а... ну не представилось случая и все тут. В придворных интригах того времени так же участия не принимал, потому и лихолетье междуцарствия от Василия III к Ивану IV пережил без потерь, но и без взлетов, хотя именно в этот период, уже почти под самый занавес, получил наконец вожделенный боярский чин. Но скорее просто по выслуге лет, нежели за какие-то особые заслуги перед боярским правительством. То есть обычный такой рядовой, ничем не примечательный служака. Просто князь. Просто воевода. Просто боярин. Просто... чулок ушатый)

@темы: исторические персоны, история

21:02 

о сложностях управления войсками во время оно

House Katsap - We do not jump.
И о том, как эти сложности обратить себе во благо.

Жан Фруассар, "Хроники":

"[...] Как раз в это время туда подоспел со своим знаменем и льежскими воинами младший брат монсеньора Гильома де Байёля, мессир Робер де Байёль. Он велел Жаку де Форви, оруженосцу, державшему его знамя, ехать прямо к месту схватки с криком: " Морьоме"!

К тому времени эннюерцы уже потеряли свое знамя в бою. Однако, увидев полотнище с гербом Морьоме, они вдруг решили, что это знамя их предводителя - монсеньора Байёля и де Морьоме. Ведь гербы братьев очень мало отличались один от другого. [...] Поэтому, эннюерцы начали стягиваться к этому знамени, вовсе не думая, что оно вражеское. Таким образом был довершен их разгром..."


А вот наши. Лаврентиевская летопись, Бой на р. Супое (1136 г.):

"[...] И бишася крепко, но вскоре побегоша половци Олговичь. И погнаша по них Володимерича дружина лучшая, и биша и, женучи много, и воротишася опять на полчище. И не обретоша княжее вои и впадоша Олговичемъ в руце, и тако изъимаша и, держаще стягъ Ярополчи, и яша бояръ много: Давыда Яруновича, тысячьскаго кыевьскаго, и Станислава добраго Тудъковича, и прочих много. И внукъ Володимерь, Василко Маричиниць, убьенъ бысть ту [...]"

И бой Мстислава с галичанами (1153 г.):

"[...] И бысть сеча зла и межю ими смятенье - не ведя хуть, котории суть победили. Изяславъ бо женяшеть галичаны, а галичане Изяславлю дружину и сына его. Изяславу же не ведущю и творящю победившю галичаны. Брат его бежалъ бяшеть, Святополкъ, и с Володимером, и сынъ его Мстиславъ. Тогда же Изяславъ изъима галичьскые мужи, а галичанеизъимаша Изяславле мужи на розгоне. И остася Изяславъ с малою дружиною на полчищи, и постави стягы галичьскые. И поидоша галичане подъ свое стягы, и изъимаша множьство колодникъ [...]"

#

@темы: вар-хистори, история

16:36 

ликбеза псто

House Katsap - We do not jump.


Справедливости ради, Pax Romana все же не был первой попыткой глобализации. Первой мультикультурной мировой империей была держава Ахеменидов, Персия. Новшеством римлян была именно что идея гражданства.

@темы: история, видео-лекторий

19:31 

на заметку

House Katsap - We do not jump.
Курбатов О.А. Организация осадного парка и инженерно-артиллерийского дела русской армии в 1630-1650-х гг. #

В статье рассмотрены особенности осадной артиллерии и инженерного дела во время боевых действий 1630-1650-х гг. На основе сравнения с военным делом Нидерландов, Франции, Англии и Швеции показано влияние европейских идей на основные принципы организации артиллерийского корпуса в России XVII в. Подробно освещены вопросы структуры инженерно-артиллерийских корпусов в Смоленскую войну 1632-1634 гг., межвоенный период 1634-1653 гг. и в походах 1654-1656 гг.

@темы: Бунташный век, Тишайший, вар-хистори, история

18:44 

в копилку

House Katsap - We do not jump.
А. В. Быков «О методах ведения боя в Древней Руси». И в целом весьма любопытно. И отдельно — интересным прочтением эпизода с участием юного Святослава в битве против древлян.



О методах ведения боя в Древней Руси

В военных эпизодах из раннего русского летописания крайне мало подробностей, разъясняющих механику боя. Однако даже анализ тех немногих подробностей, которые имеются в нашем распоряжении, позволяет в общих чертах представить, каким же образом сражались воины Древней Руси.

Так, в 946 г. "Ольга с сыном своим Святославом собра вои много и храбры, и иде на Дерьвьску землю. И изидоша Древляне противу; и снемшимеся обеима полкома на скупь. Суну копьем Святослав на Деревляны и копие лете сквозе оуши коневе и удари в ноги коневи, бе бо детеск"1.

Здесь глагол "сунул" используется в контексте "метнул". Святослав метнул копье с коня в противника, но т.к. он был еще совсем ребенок, копье пролетело между ушей коня. Видимо, метать копье с коня в противника было обычным делом для русских воинов того времени. Именно поэтому Святослав совершает именно это действие, таким образом давая своим воинам сигнал к началу битвы. Прямой эффект от такого действия князя-ребенка, конечно же ничтожен. Об этом и летописец сообщает очень отчетливо. Брошенное ребенком копье, пролетев между ушей коня, упало этому коню под ноги. Такой бросок не мог добавить чести князю, не мог повысить его репутацию. Но ведь ребенок и не смог бы удачно метнуть тяжелое копье. Зачем тогда описывать вообще этот бросок?


+++

@темы: история, вар-хистори

14:29 

пригодится

House Katsap - We do not jump.
Пара недавних заметок от О'л Егъ из закладок в ЖЖ.

Уже старенькое, месячной давности. Попытка отследить по источникам историю московского городового полка в XIV-XV вв.:


#

И совсем свежее. Попытка анализа имеющихся данных о «пешцах» в источниках XI-XV вв.:


#

В последнем случае мне, правда, трудно согласиться со стремлением автора в любом упоминании пешцев видеть в первую очередь спешенных дружинников, по поводу чего у нас и состоялась небольшая дискуссия в комментах. Но в остальном есть, что взять на заметку.

@темы: история, вар-хистори

19:21 

генеалогии псто

House Katsap - We do not jump.
Интерактивная карта брачных связей династии Рюриковичей в Древнерусский период (980-1209 гг.). Составлена при участии Гарвардского Украинского Научно-исследовательского института (Huri).

Но карта, честно говоря, немного странная. Например, почему-то есть стрелочка, указывающая на Булгар и подразумевающая «болгарыню», жену Владимира Красно Солнышко и мать святых Бориса и Глеба, хотя та все же обычно понимается как уроженка Болгарии дунайской, а не Булгарии Волжской. Пусть расположение доставшихся братьям в княжение уделов — Ростов и Муром соответственно — и наводит на определенные мысли... Но это, мягко говоря, не аргумент. Есть и несостоявшийся король Туманного Альбиона Эдуард Изгнанник и его жена, известная как Агата Киевская, хотя то, что она именно киевская, вовсе не доказано. Я уж не говорю про Владимира нашего Мономаха и Гиту Гаральдовну, брак коих тоже... мм... не всеми признается за неоспоримый факт. И т.д. Но при этом почему-то нет, скажем, стрелочки, указующей на Грузию и ведущей к царице Тамаре, чей брак с беспутным сынком Боголюбского Юрием уж всяко никак не гипотетичен, а самый что ни на есть железобетонный факт и в заявленную хронологию вполне себе укладывается. Однако ж вот. Хм.

@темы: карты, история, исторические персоны

15:05 

уточняя Герасимова

House Katsap - We do not jump.
Любопытная статья на КиберЛенинке профессора В.Н. Звягина о результатах медико-криминалистического исследования останков Андрея Боголюбского, проведенных в 2007 г. В значительной мере уточняет, а местами даже и опровергает известные выводы М.М. Герасимова, усмотревшего во внешности Боголюбского монголоидные черты. Самое главное сканами под катом:

+++


Ну и сравнение реконструкций:

по Герасимову, 1939 г.



по Звягину, 2007 г.



Статья интересна так же подробной схемой и описанием обнаруженных на останках князя ран и основанной на них реконструкцией собственно процесса убийства. На всякий случай — зеркало в обычном текстовом формате.

@темы: исторические персоны, история, ссылки

14:36 

в копилку к доводам Седова о славянском происхождении мери

House Katsap - We do not jump.
Между тем, диалекты этой группы, ввиду сугубой архаичности их акцентной системы, не могут быть объяснены как результат вторичного развития какой-либо из известных акцентологических систем, а должны рассматриваться, вероятно, как наиболее раннее ответвление от праславянского; этнос, носитель этого диалекта, представляет, по-видимому, наиболее ранний восточный колонизационный поток славян. Вышесказанное, по-видимому, ставит под сомнение принятую в науке атрибуцию голяди и мерян. Находимые на данных территориях балтские и финские топонимы могут восходить к более ранним насельникам данных ареалов или к языку населения сопредельных территорий. Обращает на себя внимание, что однозначная атрибуция археологами мощинской, а также колочинской и тушемльско-банцеровской культур как балтских в основном опирается на данные топонимики, а рассмотрение браслетообразных незавязанных колец как принадлежности поволжско-финской (мерянской) культуры базируется лишь на убежденности в финском характере населения основной части Волго-Клязьминского междуречья и противоречит тому факту, что финским племенам вообще были несвойственны височные кольца (они являются принадлежностью исключительно славянских племён), а в русских диалектах данной территории практически отсутствуют финно-угорские лексические заимствования.

Дыбо В. А., Замятина Г. И., Николаев C. Л. Основы славянской акцентологии / Ин-т славяноведения и балканистики АН СССР - М.: Наука, 1990 #


Великорусские говоры "литературного типа"
...Доказательством весьма раннего расселения славян на "мерянской" территории и отсутствия достаточно долгого двуязычия является также фактическое отсутствие в говорах Волго-Клязьминского междуречья финно-угорских лексических заимствований - ср. ситуацию на Севере, где в русских говорах широко распространены многочисленные финно-угорские заимствования.


Николаева С. Л. «Раннее диалектное членение и внешние связи восточнославянских диалектов» // «Вопросы языкознания» 1994, № 3. #

По большому счету, единственным серьезным препятствием для признания мери славянским племенным образованием остается лишь прямое указание летописца в его «этнографическом очерке» из вводной части ПВЛ на то, что меря не относится к числу «словѣнескъ языкъ в Руси». Мерю он перечисляет в одном ряду с чудью, весью и т.д. в разделе «се суть инии языцѣ, иже дань дают Руси». С другой стороны, про вятичей и радимичей в этом очерке он тоже не упоминает ни словом. Зато, кстати, отмечает, что у мерян на момент включения их земли в состав протодревнерусского государства была аж два местных княжения — на Ростовском (Ростов?) и Клещином (Плещеево) озерах (Клещин близ будущего Переяславля Залесского?).

@темы: ссылки, история, археология

11:52 

мы от рода русского

House Katsap - We do not jump.
Доказательная база теории «Руотси-Русь» (как ее часто называют) упрощенно такова. Жил-был народ староскандинавов (какой из современных к ним относится и как — пусть будет неизвестно. Это удобнее. Общегерманская языковая группа). Народ сей отличался тем, что при контактах с другими народами этноним свой не раскрывал. А представлялся, ссылаясь на род занятий и оснащенность оборудованием. Так и именовались. «Здравствуйте, мы ротс (róþs=гребля). У нас есть весла. На каждое весло у нас есть по уключине. Это важно. Мы пришли на веслах с территории современной Швеции. На своем родном берегу мы бонды. Вот если бы под парусами и в драккарах, тогда бы мы были викинги, а раз мы не в морских драккарах и идем на веслах, то мы ротс (róþs=гребля). И в последствии мы планируем называться здесь народом ротс (róþs=гребля). Ну, это уже позже десятого века. А сейчас мы немножечко будем вас грабить и убивать». Финны запомнили их название (как тут не запомнить) и передали его словенам, буква в букву: — «руотси — это абсолютно безбашенные парни с психопатической фиксацией на веслах». Словене решили, что гребля – это именно то, что насущно им необходимо, и пригласили ротс на княжение, ведь наличие уключин и умение грести – ключевое требование для руководящего звена того времени. Ну, или были завоеваны, и, разумеется, по той же причине. «В нашем деле что главное? Личная уключина. Держись за нее, и у тебя все будет, в том числе и фофудья! Много фофудьи. Фофудь. Или фофудей. Не ржи, греби давай!».
Вот картина. Прибывает к словенам флот на веслах. По приглашению, или для покорения. Предваряет это примерно следующий диалог, начало которого вам уже известно:
— Здравствуйте, мы ротс (róþs=гребля). У нас есть весла. На каждое весло у нас есть по уключине…
— Так, сразу стоп. Мы это знаем. Вон та сумь и емь говорила нам, что вы руотси, но…
— Оки-доки. Пусть будет руотси. Здравствуйте, мы руотси, у нас есть весла и т.д.
— То, что вы акцентируете внимание на вашей способности передвигаться на веслах по рекам вверх по течению, мы уже себе уяснили. Похвально. Нам все-таки хотелось бы знать главное: какого вы рода? Кто ви есть такие?
— Это неважно, да мы и не скажем, вам достаточно, что мы есть гребцовая дружина, кстати, это будет по-вашему – русь, и мы вами будем управлять. Это наш главный гребец Рюрик, и его два болезненных братца. Они будут вами руководить.
— ОК.
Самое интересное, что, по мнению апологетов теории «Руотси-Русь», это объяснение полностью устроило словен: дальше этого места они в расспросах как будто и не пошли. Чтобы в это поверить, нужно подразумевать словен, полян, и т.д. как нечто обособленное от окружающей ойкумены, словно бы пребывающих в вакууме, подобно известному сферическому коню. И тут вдруг – раз! В вакуум прорывается группа орудующих веслами людей, они именуют себя участниками гребного похода, и это именование становится их этнонимом. Навсегда. П - правдоподобность.
После этого Русью стало именоваться абсолютли еврефинг, что попадало в руки гребцов, даже все народы от ильменя до черного моря. «Смотри, детеск Ингвард, вот это всё вокруг — наша, гребцовая (так они нас называют, а мы им позволяем: дикари-с), земля, и выходит, все разноплеменное людие, живущее на ней, тоже гребцами прозываться должно». Конец цитаты. Вздохнули радостно люди, и нареклись русью. То есть гребцами от рода гребцового. Ведь если выдадут весло, значит и уключина будет, а где уключина — там и дань. А пришлые гребцы с территории современной Швеции поголовно сей же час разом-дружно записались на курсы славянского языка, и, овладев им за одно поколение, отказались от древнескандинавского (в международном договоре 907 года используется словяньский язык), затем отреклись от родных богов и своих отцов, потому как детей стали называть славянскими двусоставными именами. Только бабкам-гребцуньям разрешили оставить на память черепаховидные фибулы. Так это в общих чертах представлялось ученым. Самое интересное, что многим из них так представляется до сих пор.

@темы: ППКС, антинорманизм, история

Складские помещения Утенского замка, Нальшаны.

главная